Перейти к верхней панели

Л. Н. Толстой, его отношение к христианскому учению.

Из письма Е.И.Рерих — Ф.С.Баруну 07.05.39 г

Теперь о Толстом. Вы правы, что отход от Христа грозит тяжкими последствиями. Христос и Его Великие Собратья являются выразителями Объединенного Духа и Единого Пути Света. Потому каждый отступающий от Пути Света ввергается в бездну мрака. Это должно быть усвоено твердо, и потому приходится неустанно повторять эту истину. Знаю, что многие осуждают Толстого, не дав себе труда ознакомиться основательно со всеми его трудами. Осуждающие его за отход от Христа думают, что отход от церковного Христа уже означает отрицание Христа. Но именно поиски Христа Живого, а не обезжизненного идола, каким Он представлен сейчас церковью, было благородною целью жизни Толстого. И он нашел Его. Но семейный разлад, вызвавший его бегство из дома, нельзя толковать как тяжкое последствие его отхода от церкви. Не Сам ли Христос сказал: «Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем» (Матф. 13, 57). Эта истина особенно ярко проявляется и в наше время. Очень советую Вам прочесть труды В. Булгакова о Толстом, среди них имеется и книжечка, дающая описание и тяжкой домашней жизни Толстого. Но особенно хорош его труд «Толстой – моралист», изд[анный] в Праге, в нем прекрасно очерчена духовная эволюция этой большой души. Булгаков состоял многие годы личным секретарем Толстого и находился при нем до самой последней искры его земной жизни. Описана у него и самая смерть Толстого. Семья Толстого разделилась на два лагеря, и между ними шла жестокая борьба за овладение исключительным правом издания всех сочинений Толстого. Конечно, материальные соображения, с одной стороны, и чисто эгоистические – с другой, играли в этой борьбе первенствующую роль. Сам Толстой и его устремления при этом не принимались в расчет борющимися сторонами. Он так устал от всех этих интриг и распрей, происходивших вокруг него, что после очередного разлада с семьей, и даже с дочерью Александрой, решил бежать из дома. Этот уход из дома вовсе не был вызван каким-то желанием покаяния, но просто он жаждал душевного и физического покоя.

Из книги Булгакова вы увидите, как он понимал Христа Живого. Хотя и трудно из-за времени и длины письма, но все же приведу Вам символ веры Толстого.
«Я верю, что благо возможно на земле только тогда, когда все люди будут исполнять Учение Христа».

«Я верю, что исполнение этого Учения возможно, легко и радостно».

«Я верю, что и до сих пор, пока Учение не исполняется, что если бы даже я один был среди всех неисполняющих, мне все-таки ничего другого нельзя делать для спасения своей жизни от неизбежной погибели, как исполнять это Учение, как ничего нельзя делать тому, кто в горящем доме нашел двери спасения».

«Я верю, что жизнь моя по учению мира была мучительна и что только жизнь по Учению Христа дает мне в этом мире то благо, которое предназначил мне Отец Жизни».

«Я верю, что Учение это дает благо всему человечеству, спасает меня от неизбежной погибели и дает мне здесь наибольшее благо, потому я не могу не исполнять его».

Судите сами, справедливо ли после этого говорить об отходе Толстого от Христа. Но дело в том, что обвиняющие Толстого в антихристианстве сами или не читали его трудов, или же не могли понять внутреннего мира этой большой души, жаждавшей идти Путем Света, или сами были истинными антихристианами, следуя обмирщенному Учению Христову. Так пусть не клевещут на человека большого духовного прозрения.

Вспоминается мне один любопытный эпизод, имевший место в наших местах. Местный почтмейстер-индус попросил одолжить ему на прочтение Евангелие. Через некоторое время он вернул книгу со словами: «В этом прекрасном Учении я не нашел и следов современного христианства». Между прочим, В. Булгаков пишет, что Толстой был знаком с учением теософии и очень воспринял его, любил беседовать с посещавшими его теософами.

Итак, не только семейный разлад есть участь большого духа, но он подвергается и самым тяжким нападкам со стороны сил темных, которые так опасаются, что Новый Свет может лишить их привычного их самости уюта и, главное, урезать их значительные доходы. Потому судите сердцем, судите расширенным сознанием. Помнить надо, что «клевета следует за большим человеком, как пыль за всадником». Не могут малые люди охватить горизонт, доступный расширенному сознанию, отсюда и зависть и злоба их. Толстой – веха на пути человеческой эволюции. Так поклонимся и почтим и этого мученика. Если бы вы знали, как его чтут на Западе и особенно на Востоке, где люди не загипнотизированы страхом вечного проклятия и наказания, где они могут свободно обсуждать и писать свои исследования по религиозным вопросам. Так, в «Аграфа…» барона Таубе есть и такие грустные для нас, русских, строки: «В русской богословской литературе едва ли не один только покойный профессор Петроградской Академии А. П. Лопухин специально заинтересовался указанной темой Аграфа». Но что значит его маленькая, вышедшая 40 лет тому назад (в 1898 г.) и посвященная главным образом тогдашним открытиям брошюра в 30 страничек среди целой библиотеки ценных и самостоятельных, удивительных по эрудиции, глубоких и тонких по научной критике работ английских и германских, французских и американских ученых о внеевангельских изречениях Христа Спасителя?»

По горькому замечанию великого поэта, мы все еще «ленивы и нелюбопытны» даже в отношении к тому, что «едино есть напотребу» и что у наших близких и дальних соседей возбуждает самый живой, подчас пламенный интерес, заставляя некоторых ученых посвящать, в буквальном смысле слова, всю свою жизнь затронутому вопросу.

Не наша ли лень и нелюбопытство, нежелание мыслить самостоятельно и привели нас к крушению? Создание пробудившихся масс опередило водителей, закостеневших в своей духовной неподвижности.

Также ради восстановления истины должна сказать, что приведенные Вами заключительные строки о Толстом в кавычках не отвечают действительности. Автор этих строк был кем-то введен в нарочитое заблуждение.

Так как остается еще страница с четвертью, то включу еще страницу, написанную мною одному корреспонденту, ведь повторение необходимо.

«Конечно, совершенно невозможно понимать значение жертвы распятия Христа, как это понимается некоторыми недоросшими сознаниями. Смысл ее в том, что Христос, желая показать силу Духа над физической плотью, принял чашу и запечатлел своей кровью завет, принесенный Им: «Нет больше любви той, как если кто положит душу за други своя». В «Агни Йоге» сказано: Можно указать, почему Учителя Знания страдали, уходя с Земли. Конечно, это страдание сознательное и добровольное. Как хозяин наполняет до краев чашу, так Учитель хочет запечатлеть последний Знак Завета. Так, если пример и подвиг Христа зажег пламя в сердцах наших и мы исполняем Завет Его, то можно сказать, что Он не напрасно пострадал, и принятая Им чаша именно запечатлела Завет. Но если мы будем воображать, что что бы мы ни делали, какие бы преступления ни совершали, но пролитая кровь Христа навсегда спасла нас от власти дьявола, то, истинно, мы будем этими самыми дьяволами. Никто не может спасти другого. Лишь собственными усилиями подымается дух в сужденные прекрасные миры. «Вера без дел мертва есть».

Все Великие Учителя называются Спасителями Мира, ибо снова и снова Они указуют нам Путь, но помочь и охранить нас Они могут, лишь поскольку мы сами принимаем заботы Их о нас. Весь Космос зиждется на законе взаимодействий или взаимоотношений, и там, где нет ответа, там нет и следствия. Так и Христос не мог совершить чудес там, где не было веры в Него, не было устремления духа навстречу Его целебному Лучу. Таинство Великой Жертвы и таинство причащения крови имеет начало в древнейших мистериях. При последнем посвящении неофиту вручалась чаша, наполненная гранатовым соком (символизирующим кровь), и, приняв ее, он выливал содержимое на все четыре стороны в знак своей готовности принести душу и тело на служение миру, пострадать за Истину. Так и Христос хотел утвердить этот символ среди своих учеников для закрепления памяти о Подвиге и Завете в грядущих поколениях. Но никакое механическое причащение не может спасти души наши, ибо «Вера без дел мертва есть».

Для меня нет ничего кощунственнее, как представление Всемогущего и Всемилосердного Бога-Отца, приносящего в жертву Своего Единородного и Единосущного Сына за грехи людей, им же самим, по Писанию, сотворенных! Это напоминает того Аккадийского правителя, который заклал своего сына, чтобы избежать последствий своих грехов. История зарекордировала такое каннибальское выражение отцовства. Возможно ли, чтобы в позднейшие времена такой тип отцовской любви мог быть возвеличен до статуса божественности?! Каждый истинно любящий земной отец или мать с радостью пожертвует собою ради спасения сына. Неужели Божественный Отец морально ниже Им же сотворенных людей?! Не мучайте себя кажущимися противоречиями. Пусть сердце Ваше устремится со всею любовью к Христу. Советую Вам перечесть и «Подражание Христу» Фомы Кемпинского. Но следуйте Учению Христа без компромиссов. Тогда придет и озарение. Учение Христа ни в чем не расходится с Учением Живой Этики, и как это может быть, когда Великие Учителя представляют собою Единое Эго, так велико их духовное влияние.

Добавить комментарий