МОЛЧАНИЕ

Сердце, 68 После всех разграничений неминуемо приходим к синтезу сердца. Не будем упоминать, что молчание происходит от смешения всех звуков. Потому научимся сопоставлять сердце с молчанием. Но это молчание не будет пустотою, оно наполнит пространство синтезом мысли. Как сердечная молитва не нуждается в словах, так молчание наполненное не нуждается в формулах. Молчание напряженное нуждается во многих наслоениях мыслей и желаний благих. Так сердце, напряженное молчанием, насыщенное, как динамо, отбивает ритм Мира, и личные желания претворяются в ведущую Мировую Волю. Так вырабатывается сотрудничество с дальними мирами.

Братство, 73 В час смятения молчание – лучший друг. Но пусть тишина не будет затишьем злобы. Пусть хотя бы мгновение успокоится ритм сердца. Пусть опять найдется покой психической энергии, так усилится работа центров в свете, но без воспламенения.

Надземное, 89 Урусвати понимает значение молчания. Но какое это должно быть молчание? Люди думают, что не произнесение звука уже есть молчание. Но для истинной мощи молчание должно охватывать и наполнять все существо, тогда приходит общение с Высшим Миром, и образуется усиленная энергия. Мы знаем эти часы прилива энергии. Можно утверждать, что такое молчание есть самое высокое напряжение.

Следует приучаться к такому качеству, каждый постепенно приобретает его. Можно проследить в разных жизнях, как накопляется познание энергии. Человек от любого своего состояния может начать углублять свои возможности. Чем скорее он приступит к умножению своих познаний, тем лучше.

Когда в Нашей Башне царит молчание – значит, происходит особое напряжение. Общение с Высшим Миром есть почерпание новых сил. И Нам, и всему сущему нужно такое накопление. Ошибочно полагать, что Нам не нужно обновление энергии. Уявляю Нас с человеческой стороны, чтобы тем более скрепить связь с человечеством. Мы вовсе не желаем представиться заоблачными Существами, наоборот, Мы хотим быть близкими к людям Тружениками. Так пусть складывается близость, которая может быть преддверием сотрудничества, оно особенно нужно.

Надземное, 139 Урусвати знает, как многие решающие мгновения протекают в молчании. Истинно, сперва вихрь, потом гром и молния, но основа в молчании. Когда предлагаю вам объединиться в молчании, тогда где-то совершается нечто знаменательное. Такая сосредоточенность в молчании собирает особую энергию, которая в потенциале своем мощнее слов, даже громоподобных. Не многие понимают молчание как часть действия. У Нас иногда вся Обитель погружается в глубокое молчание, значит происходит что-то особенное.

Много раз люди чувствовали, что перед стремительным действием им нужно было побыть в молчании. Так испытанный оратор перед произнесением решающего слова являет молчание и наполняется вздохом глубоким. Некоторые понимают значение такого глотка праны, но другие поступают так совершенно бессознательно. Усиление мощи психической основы нарастает от сознания. У Нас радуются, когда узнают, что крупное событие сложилось сознательно. Так устремленный поток может приносить пользу пашням человеческим.

Может быть, именно сейчас совершается событие великого значения, но люди не понимают сущности происходящего. Лишь после летописцы отметят, насколько правильно происходили события.

Надземное, 594 Урусвати знает о глубоком значении молчания. Замечено, что некоторые великие полководцы, правители и вожди после крупного приказа погружались в молчание. Люди приписывали это молчание усталости или угнетению, но в сущности происходил важный психологический факт. Правитель сопровождал свой приказ мысленным его проведением.

Нужно понять, что приказ мысленный может быть усилен сосредоточением воли, также самый разумный приказ может быть умален пресечением энергии. Можно назвать исторические примеры, когда решения бывали уничтожены ничтожным окружающим.

Мудрое молчание издавна оценено разными народами. Самые важные действия совершались в молчании, но не при необузданных криках толп. Мы уже говорили, как трудно достижима гармония, она теряет свою мощь от беспорядочных токов, порождаемых недисциплинированною волею. Сейчас мир болеет этой эпидемией, она страшнее, нежели война, – так складываются времена хуже войны.

Люди не признают этого, ибо не замечают пучины лицемерия и лжи. Они не желают знать психических явлений. Они ополчаются на все истинные мирные идеи. Также, можно вспомнить о великих обетах молчания.

Деятели должны почуять, когда их мысль добра может дать плоды. Только расширенное сознание может подсказать час истинного срока. Невидимые друзья нередко, пытаются послать мысль полезную, но при воплях толпы эти провода недосягаемы.

Мыслитель часто говорил: «Кто зовет меня? Но наречие друга не всегда понятно. Кто же мешает?»

Надземное, 681 Урусвати знает, что молчание есть знак напряжения. Давно сказано, что тишина громче грозы и вихря. Но многие ли поняли это космическое соотношение? Обычно люди понимают молчание как нежелание сказать что-то важное.

Люди понимают все через свою самость, им хочется знать что-то, может быть, самое обиходное, и они не принимают во внимание соображения собеседника. Но они забывают, что в мире могут быть великие напряжения, особенно же в области Надземной. Тогда каждый разумный наблюдатель должен склониться в торжественном молчании, но неразумие пытается из величия сделать своекорыстный обиход. Потому часто трудно беседовать о Надземном, когда кто-то пытается обратить [разговор в] беседу о личном. Пусть мыслящие сопоставят Надземное с их личными нуждами и поймут, что великое поможет и малому.

Мыслитель настаивал, чтобы ученики проникались значением молчания.

Грани Агни Йоги

1960 г. Дек. 7. Молчание создает лучшие условия для накопления сил духа. Каждое слово, обращенное к другому человеку, ставит нас в зависимость от него и обязывает к чему-то и поворачивает все мышление в определенный канал. За первым словом обязательно следует второе, за ним третье, и так далее. Молчание же не обязывает ни к чему. Молчащий свободен в выборе своих мыслей. Особенно эта зависимость сказывается сильно, когда приходится выслушивать целые потоки чужих словоизвержений, ненужных и скучных. Получается томление духа. Крадущие чужое время и силы на болтовню являются, кроме того, и пространственными вредителями, ибо засоряют пространство мысленной слизью. Можно принять за правило говорить только тогда, когда это нужно, и то, что нужно, избегая лишних слов. Культура речи требует точности и краткости выражений, а следовательно, четкости и определенности мышления. Умение ясно, четко и кратко выразить свою мысль будет показателем дисциплинированного мышления. По словам человека можно легко судить о том, как дисциплинирована его мысль. Люди обычно не понимают, что речь есть явление огненного порядка, и потому нуждается она в строгом контроле воли. Часто астральный паяц уявляет себя в ненужном яро эмоциональном словоизвержении. Не может состояться ни равновесия, ни спокойствия, ни сдержанности, ни самообладания, если не обуздан язык. Язык мой – враг мой, – когда им владеет паяц. Сколько сожалений о не к месту сказанном слове, сколько ссор и разногласий и раздражения из-за несдержанных слов. Эту сферу огненной человеческой активности следует упорядочить путем понимания того, что ответственен сказавший за каждое слово перед собой и пространством. Слова можно уподобить документам, неосмотрительно разбрасываемым повсюду, каждый из которых может быть предъявлен тому, кто его выдал. Слово не исчезает, но остается в пространстве как огненный знак, связанный нитью со своим породителем. Пустые слова сору подобны. Чем их больше, тем больше этого сора, которым окружает себя человек и в окружении которого живет. Свою собственную ауру прожигают не только беспорядочными движениями, но и такими же словами. Много несообразностей в поведении человека. Недаром народная мудрость золотом считает молчание. Многое надо заново пересмотреть в обывательском обиходе, и многое в корне исправить. Некоторые понимают, каким насыщенным и многозначащим может быть молчание. Разговор без слов, общение молчаливое будет преддверием к общению в Тонком Мире. Насыщенное огненное молчание есть признак большой культуры духа.

1965 г. 125. (М. А. Й.). Не будем жалеть Светом своим поделиться с другими. Кто сказал, что для того, чтобы поделиться Светом, надо о нем говорить. Свет излучает аура, а излучения передаются и воздействуют молча. Научимся молчаливому даянию. Проповедь отошла в прошлое, лекции об Учении тоже. Остается жизнь и слово живое. Но слово, произносимое молча, сильнее произносимого языком. Молчаливая жертва сильнее. Молчание двигает, в то время как слово может пролететь мимо. И не всякое слово или слова можно всегда сказать вслух. Но молчаливая вибрация Света, передаваемая излучениями ауры, никогда не остается без следствия. В молчании и молчанием можно больше сказать и сделать, чем сделает сотня пустословов и болтунов.

1966 г. 375. (Гуру). «Полюбите содружество с молчанием», памятуя при этом, что молчание двигает и заставляет даже и там, где бессильны слова. Батарея молчания – это мощная огненная сила, постоянно излучающая свои энергии в окружающее пространство. Молчальник – это не бездействующий лентяй. Надо пересмотреть заново многие понятия. Если за молчанием кроется стремительный поток творческой мысли, могущей оплодотворить множества сознаний, то такое молчание будем считать плодоносным, двигающим эволюцию человечества и стоящим на служении Общему Благу. Молчание может быть пространственно весьма громогласным. В этом проявляется его противоположный полюс. Знаете о великих молчальниках. Подвиг молчания надо тоже понять, чтобы больше уже не смущаться вынужденным молчанием, которое так мощно накапливает силы.

1970 г. 651. (Окт. 7). «Молчание двигает», молчание заставляет. Молчание – оружие Света. Молчаливый приказ сильнее словесного. Молчание есть сознательное сосредоточение сил, и охрана, и защита. В состоянии молчаливости особенно напряжена мысль. Если произнесенное слово есть клапан открытый, дозволяющий утечку силы, то молчание будет накопителем энергии. Конечно, имеется в виду сознательное молчание. Пень тоже являет молчание, но не представляет собою магнита, собирающего огненную энергию. Молчать надо уметь. Помните слова Гуру: «Тишина молчания присуща спокойствию Владыки». Через испытание молчанием и овладение им должен пройти ученик. Знаете о великих молчальниках. Тот, кто давал обет молчания, знал о глубоких свойствах этого качества. Антиподом молчания будет разнузданная болтливость и говорливость. Если каждое сказанное слово требует известной затраты энергии, то можно представить себе, как опустошают сокровищницу свою болтливые люди. Поистине являются они расточителями Агни. Потому надо сократить многословие. Надо вдесятеро сократить все официальные речи и доклады. Надо научиться вкладывать больше содержания в краткие, отточенные слова. Надо вообще людям научиться понимать ценность произносимых слов и устранить празднословие, когда-то оно считалось грехом, и не напрасно. Раньше учили красноречию, теперь надо учить молчаливости. Недаром Указуем торжественность, она пресекает бездумное словоизвержение. Попробуйте хотя бы один день провести, не произнеся ни одного лишнего и бесконтрольного слова, и увидите, вернее, ощутите, благой результат сдержанности. Охраним священное понятие слова.

Добавить комментарий